Христианство и спорынья

Христианство и спорынья

Жанры: История

Авторы:

Просмотров: 7

"Не только ЛСД — наркотик. Христианство тоже, и гораздо более тонкий и сложный, дающий вам некоторый вид слепоты."

Ошо Раджниш. Горчичное зерно

Прав ли Ошо, и чем же смог обогатить мировую историю синергизм того и другого? Вот о чем эта книга.

Книга рассматривает некоторые аспекты мировой истории с очень неожиданной стороны: как повлиял постоянный прием ржаной спорыньи на поведение людей и саму историю?

Набожным христианам читать рекомендуется только с валидолом под языком, да и то неизвестно, останетесь ли вы таковыми после прочтения этой книги…

Absentis. Христианство и спорынья

Предисловие

В поисках причинного агента, способного обеспечить синергию познавательной активности и тем самым сыграть определенную роль в возникновении гоминид, многие исследователи психоделиков пришли к выводу, что в доисторические времена именно галлюциногены одарили человека такими бесценными дарами, как воображение, зачатки абстрактного мышления, а также куда менее необходимыми вещами — религией и идеей Богов. Человеку, считающему себя «венцом творения», такие мысли радости не доставляют. Только большинство людей с трудом преодолело внутреннее сопротивление и согласилось с мнением о происхождении человека от «обезьяны», так что же — теперь придется примириться с мыслью, что эти обезьяны находились под действием психоактивных веществ? Так это или нет — неизвестно, пока это всего лишь гипотеза, такая же как, например, гипотеза о каннибализме, как начальном факторе возникновения разума (см «Труп создал из обезьяны человека»), но то, что использование галлюциногенов всегда было частью религиозного мистического опыта человека в традиционных культурах, сомнению не подлежит. Где не росли кактусы (мескалин) и пурпурный вьюнок ололиукуи (амид лизергиновой кислоты), там шли в дело мухоморы (буфотенин); где не было конопли, там был корень мандрагоры (единственный наркотик, упоминаемый в Библии), белена или белладонна. Псилоцибиновые грибы, тропические лианы (ДМТ), мак (опиум), кока, таинственная «сома»… Возможно ли перечислить все, чем одурманивали себя люди? Все эти вещества объединяло одно — их применяли сознательно и в основном в ритуальных целях. Право подарить наркотический «божественный» экстаз принадлежало жрецам, а самодеятельность обычно наказывалась (например, обвинение Алкивиада в 415 году до нашей эры в «несанкционированном» распространении напитка «элевсинских мистерий»). Зачастую галлюциногены считались непосредственно богами. Племена ариев, совершая религиозные обряды, пили экстракт психоделического гриба аманита (amanita). На самом деле, Сома, как назывался этот галлюциноген, было именем одного из главнейших богов. Более 100 гимнов Риг-Веды воспевают бога Сома. Ацтекский гриб «теонанацатль», что в переводе означает «плоть бога», запрещенный к употреблению христианами, был воплощением великого мексиканского Бога Солнца. Поклоняющимся этому «идолу» христиане после трех дней пыток выкалывали глаза.

Но существовал один наркотик, о котором люди ничего не знали (или забыли рецепт, если он действительно использовался ранее в «элевсинских мистериях») — это алкалоиды спорыньи, из которых и был синтезирован ЛСД. Этот галлюциноген сыграл в истории населения Земли роль, которую сложно переоценить. Это был единственный психоделик, который потреблялся на протяжении веков неосознанно и стоил жизней миллионам и миллионам людей, ибо был десятикратно усилен в своем действии зловещим катализатором — христианством.

В вечно задыхающейся от голода Европе «Темных Веков», где людоедство уже стало нормой жизни и требовались указы, запрещающие каннибализм, где полыхали костры инквизиции, сжигая ведьм, колдунов, ученых и прочих еретиков, а богобоязненные крестьяне в перерывах между поеданиями ведьм творили самосуд над своими же соседями, казавшимися им оборотнями и вампирами; где пресловутый наихристианнейший граф Дракула (который скоро, видимо, станет православным святым — этот вопрос уже поднят в Румынии) пировал под вопли тысяч людей, посаженных им на колы вокруг праздничного стола; где дети шли в Крестовый Поход, но попадали в рабство, а остальное население выделывало коленца в «пляске Святого Витта». Где никогда не прекращались массовые психозы и «самобичующиеся» сменялись «пляшущими», а те, в свою очередь, «конвульсионерами». Где протестантские костры переплюнули инквизицию и уже не полыхали, а тлели — христиане стали предпочитать поджаривать врагов живыми не менее двух часов (так Кальвин сжег Сервета)… В этом мире правило два Бога. Христос и Спорынья. Или, если угодно, «Святая Троица» — Христос, Спорынья и Священный Каннибализм.

Именно этот тандем ответственен за крестовые походы, сожжения ведьм и еретиков, за появление оборотней, вампиров, сект квакеров, шейкеров и прочие «пляски святого Витта», и даже за Французскую революцию.

Нарколог А.Г. Данилин писал: «Реньяр и Бехтерев пишут о том, что содержание галлюцинаций определяют не волшебные растения, а… внушение окружающей среды, то есть то, что мы сегодня назвали бы «установкой» культурной традиции». Это не должно удивлять. Галлюциногены лишь порождают галлюцинации, а какими эти глюки будут, зависит от окружающего социума. И это замечательно описано в «Снеге Святого Петра» у Лео Перуца, где на вопрос: «Почему же в мире исчезает вера в Бога?», один из героев, барон фон Малхин, находит ответ: «Вера в Бога отнюдь не исчезает — погас лишь пламень веры в Бога». И барон, поняв, чем были вызваны крестовые походы и пр., решает этот пламень заново разжечь, синтезировав наркотик из спорыньи и опоив окрестных крестьян (в этой книге Л. Перуц предвосхитил реальный синтез ЛСД из спорыньи — это будет сделано Хофманом лишь десять лет спустя). Но Перуц ехидно посмеялся над своим героем. Барон, ждущий толпы крестьян, возносящей псалмы Богородице и мечтающей восстановить «богоугодную» монархию, дожидается лишь того, что пришедшие крестьяне забивают его молотильными цепями, напевая при этом …«Интернационал».