Игpы в Свет и Тьмy

Игpы в Свет и Тьмy

Жанры: Фэнтези Философия

Авторы:

Просмотров: 32

Ахейн Гэллэр
Игpы в Свет и Тьмy

И тогда сказал Эру: «Да будет в чертогах моих не-Тьма!» И не стало Тьмы в чертогах его, но не был это и Свет, ибо Свет рождается лишь во Тьме.

Hиенн'Ах

В тот час родилась Тьма, что казалась не пустотой, а живой тварью, ибо она явилась вне света и владела мощью проницать взор, входить в сердце и душу и покорять волю.

Дж.Р.Р.Толкин

О Свете и Тьме спорят давно и долго, спорят до хрипоты и серьёзных ссор. Или — до мечей, но это на Арде (Арте?), которую мы все так любим.

И никто из спорящих (по крайней мере при мне) никогда и нигде не дал полного и понятного определения, что это, Моргот (Манвэ) меня побери, такое. Хотя нет среди нас того, кто бы этим вопросом не мучился.

Вот мучаюсь и я. Слева «Чёрная книга Арты» (хвала звёздам, наконец-то вышла), справа бесконечно любимый «Сильмариллион». Посередине я и вечный вопрос.

Если уж о книгах, то Чёрные Хроники, точнее, нарисованная ими картина мира, как мне кажется, логичнее. Следовательно, доверия внушает больше. (Профессору, можно, правда, простить все лакуны и огрехи, он вообще, говорят, сумму мифологий для Англии создавал, что неоднократно упоминалось во множестве предисловий и статей) Так что ЧХА достовернее… Только я не о книгах, я о вечном вопросе.

Ведь вопрос этот важен здесь и сейчас, каждому жителю Земли, а не Арты-Арды. Ведь и наш мир, и наверное, все остальные миры созданы силой двух всепорождающих начал, одно из которых принято предавать анафеме.

И за редчайшими исключениями понятно — какое. Часто мы не задумываясь говорим о силах зла — «тёмные силы», деньги откладываем на «черный день», и даже есть синоним глупости: «тёмный ты!». Hо почему-то даже самый завзятый ниеннист-ЧХАшник не изменит в этих идиомах «чёрное» на «белое» (хотя слово «нолдор», например, является в некоторых кругах обозначением блаженного идиотизма). Почему же не заменяем? Ведь вроде бы и «Хроники» прочитали, и черные плащи раздобыли и имена себе придумали на Ах'энне (красиво, побери меня Мор… Манвэ!). А «деревенщина тёмная» в «светлую» превращаться не торопится.

Почему же? Да потому что эти ассоциации слишком уж древние. Они с первобытных времён, когда день означал охоту, рыбалку и вообще много чего приятного и полезного, а ночь — тревожный сон в ожидании клыков саблезубого тигра. Да, наверное, с этих самых пор мы и ненавидим Тьму, бессознательно, конечно. Ибо она у нас, грешных, стойко ассоциируется с темнотой. И передовую идею мы окрещиваем «лучом света в тёмном царстве».

А потом — века христианства (да и всех других религий) тащили и тащили из прошлого в будущее эту питекантропскую ассоциацию: «Тьма есть Зло».

И не в саблезубых тиграх, оказывается, кроется тому причина. Как только человечество чуть-чуть разогнуло натруженную бесконечными поисками пищи спину и оглянулось вокруг, оно определило, что мир познаваем. И раз и навсегда мудро связало ясное, знакомое и определимое с днём и соответственно Светом, а непостижимое и надрассудочное с темнотой (в ней ведь ни черта не видно) и соответственно… (А развейся на нашей планете до уровня цивилизации не обезьяны, а совы, силы Зла наверняка назывались бы светлыми).

Итак: «познанье — свет, непостижимость — тьма». И — Зло, потому что мы за редким исключением боимся неизвестного, хотя и стремимся к нему (и часто это неизвестное оправдывает наши ожидания). И за эти-то мучения мы и объявили выразительницу непостижиого — злом. Только вот романтических героев, всяких там шпионов и пиратов, обряжаем в чёрное — цвет непостижимости, хоть и любим про них читать.

И ещё: чёрное означает для нас ещё и скорбь, а горе сближает. И это другая причина, влекущая нас во тьму и почему-то (психологи не объясняют) слёзы облагораживают сердца. (А почему, кстати, траурно-похоронный цвет почти везде — чёрный? Hе задавайте глупых вопросов; разве не вечная тайна для нас — Смерть?).

Все вышесказанное, однако, про свет и тьму с маленькой буквы. Про наши личные, так сказать, понятийно-ассоциативные свет и тьму. Hо это понятийно-ассоциативное позволило нам наконец более-менее определить сами Тьму и Свет, эти вседержащие и всепорождающие силы Бытия и Прогресса.

Владения Света — это Явное. Понятное, или хотя бы принципиально понимаемое. Загадки, которые разгаданы если не окончательно, то хотя бы наполовину или определены к разгадке.

А царство Тьмы — задачи ждущие решения — вечные тайны жизни, Любовь, Творчество, Смерть… То, что не укладывается ни в одни рамки, не поддается общим определениям и сведению к абсолюту, иногда прекрасное, иногда кошмарное, но всегда неизвестное. Дав себя отгадать, загадка перестает быть загадкой.