Настоящая принцесса и другие сюжеты

Настоящая принцесса и другие сюжеты

Жанры: Историческая проза Публицистика

Авторы:

Просмотров: 94

Вы держите в руках новую книгу серии Бориса Акунина (Григория Чхартишвили) «Любовь к истории». Вам предстоит увлекательная прогулка с Автором по парижским катакомбам и по городам, стремительно меняющим облик. Вы узнаете, передается ли гениальность по наследству, как рождаются лучшие идеи и как погибают шедевры. У вас впереди много удивительных открытий: настоящая писательница и настоящая принцесса, настоящая умная женщина и неподдельные герои своего времени, не придуманные рассказы о сером волке и… совсем не сказочном Драконе. Россия, которую мы потеряли, и Россия, которая еще не потеряна.

Мы ведь не думаем, что история — это прошлое?

Борис Акунин
Настоящая принцесса и другие сюжеты

Это вторая книга серии «Любовь к истории», в которую входят публикации из моего блога; первая называлась «Самый страшный злодей». Жанр сюжетных интернет-миниатюр с картинками мне как автору интересен тем, что дает возможность получать немедленную читательскую реакцию. Помимо нескольких десятков тысяч постоянных читателей («подписчиков») блог объединяет четыре с лишним тысячи активных участников, так называемое «Благородное Собрание», члены которого могут откликаться на тексты своими «комментами». Иногда какой-нибудь спорный «пост» собирает больше тысячи отзывов. Самые характерные или самые интересные из них приведены в книге.

Основное пространство в блоге занимают короткие рассказы о ярких событиях и поразительных персонажах прошлого. Эти исторические сюжеты занимают и бо́льшую часть книги. Но период, когда я вел этот своеобразный дневник (с конца лета 2011 до конца весны 2012 г.), был особенным. Общество скинуло апатию, зашевелилось, в стране начали происходить перемены, современность вдруг стала интереснее истории. Я стал публиковать много политических текстов. Большинство были «на злобу дня» и быстро устарели, но несколько наиболее памятных собраны во второй части — чтобы передать настроение и колорит времени.

Третью часть книги составляют «голосовалки» — блиц-опросы, которые я проводил в интернете на самые разные темы. Лично для меня именно этот раздел блога интереснее всего, поскольку создает коллективный портрет читательской аудитории, ее взглядов на жизнь, политику, искусство, человеческую природу.

В четвертой части даны выдержки из «Почтового ящика», где я отвечаю как умею на вопросы членов «Собрания» обо всем на свете.

Блог живет. Я продолжаю писать «посты», комментаторы откликаются на них, спорят со мной и друг с другом, иногда ругаются, и тогда суровый «городовой» призывает скандалистов к порядку. Там интересно, заходите: borisakunin.livejournal.com.

Настоящая принцесса и другие сюжеты

Эксгумация книги

09.08.2011

Одно время я подумывал написать книгу об истории колониальных захватов. Меня интересовали не исторические подробности, а то, как рождаются, живут и умирают империи. Почему одни из них существуют долго, а другие быстро рассыпаются? И как может выглядеть «правильная империя», которая простоит века?

Когда-то я с интересом прочитал книгу Егора Гайдара «Гибель империи». В этом глубоком, безукоризненно логичном сочинении меня не устроило лишь одно: определение термина «империя». Оно показалось мне в корне неверным, а поскольку именно на этом фундаменте держатся все последующие выводы, согласиться с ними мне было трудно.

По Е.Гайдару, империя — это «мощное полиэтническое государственное образование, в котором властные полномочия сосредоточены в метрополии, а демократические институты (если они существуют) — либо, по меньшей мере, избирательное право — не распространяются на всю подконтрольную ей территорию».

А по-моему, империя нечто совсем иное. Ни полиэтничность, ни наличие/отсутствие демократических институтов прямого касательства к сущности империи, мне кажется, не имеют.

На мой совершенно ненаучный взгляд, империя — это некий энергетический взрыв, это газообразная экспансия во внешнее пространство, которая в идеале стремится занять весь возможный объем, то есть вобрать в себя планету целиком (хоть ни одной из империй выполнить эту миссию до конца еще не удавалось). Характерным признаком государства имперского типа является его «велосипедность», то есть мобильность и неустойчивость: империя либо катится вперед, и чем быстрей, тем уверенней, — либо заваливается. Как только она перестает расти и укрепляться, немедленно начинается ослабление, распад.

При всем либерализме своего мировоззрения я прекрасно понимаю, что в геополитике действуют простые биологические законы: сильные кушают слабых; идет непрекращающийся естественный отбор; жизнестойкость наций и государств постоянно подвергается проверке на выживаемость. Мой либерализм не покушается на эти основы геополитической эволюции. Я лишь хочу, чтоб взаимоотношения больших и малых стран не имитировали встречу рейдера-Волка с Красной Шапочкой из старого анекдота.

(Волк встречает в лесу аппетитнейшую Красную Шапочку и, похотливо облизываясь, говорит вкрадчивым голосом: «Ну, что у нас будет? Дружественное слияние или враждебное поглощение?»)