Божии дворяне

Божии дворяне

Жанры: История

Авторы:

Просмотров: 23

Аннотация на книгу

Для тех, кому ощутим смрад мiра сего, как писал современный православный историософ Роман Бычков, в жупнале "Европеецъ" № 2 (10) за 2006 год (с. 87), очевидно, что не женоподобное, лунарное ордынское, но мужественное, солнечное, орденское начало неизбежно должно стать основой русского будущего. Само Христианство изначально имело Орденский характер, коий был заложен в нем Самим Жертвенным Богочеловеком через святых апостолов.

Сей Орден Благовестников Божиих был представителем Церкви Воинствующей, ибо апостолы были вооружены не только силой крещения Духом Святым, но и оружием вполне земного происхождения (те мечи, о которых так часто идет речь в Святых Евангелиях, говорят сами за себя). Духовно-военные ордены, объединяющие рыцарей-бессребренников, по существу воплощали предначертанное нашим Спасителем. Грозными, несокрушимыми форпостами стояли их замки на пути агрессии зверолюдей против Белого человека, охраняя Арио-Христианское наследие от международного скопища недочеловеков. И не случайно Святой Бернар Клервоский в своем основополагающем труде "О похвале новому рыцарству" (De laude novae militiae) сравнивал основание Ордена с чудом, происшедшим со изволения Господнего. Книга Вольфганга Акунова чрезвычайно насыщена историческими фактами, свободными от всяческих мистификаций. Так, глава, посвященная "бедным рыцарям Христа и Храма" (тамплиерам-храмовникам), своей научной объективностью выгодно отличается от широко распространенных ныне мистификаций и фантазий в духе О. Шарпантье, Р. Амбелена и В. Смирнова.

Крайне любопытны свидетельства автора о Тевтонском (Немецком) ордене. Так, автор указывает на то, что четвертый по счету гохмейстер (Верховный магистр) Тевтонского Ордена Герман фон Зальца сыграл в его развитии решающую роль. Он был доверенным лицом,советником и другом Императора Фридриха II Гогенштауфена, буквально осыпавшего его самого и его Орден всяческими милостями и привилегиями. По сути, Герман фон Зальца был магистром-гибеллином. Именно по его совету отвергнутый папским престолом римско-германский Император увенчал себя короной Иерусалима, вернув Святой град Христианскому мiру. Автор не обошел вниманием и злополучный IV Крестовый поход. Безусловной заслугой Вольфганга Акунова является беспристрастность. В случившемся, пишет он, была виновата и сама Византия. Коварство и корыстолюбие "ромеев", их лукавство, цинизм, вероломство, неразборчивость в средствах, лицеремрие и измена слову давно вошли в поговорку как на Востоке, так и на Западе (в том числе и на Руси). Несомненно, византийскон коварство было следствием расовой деградации "ромеев", утративших совю исходную арийскую эллинско-римскую доминанту (спаси Боже от этого и наш Рууский народ!). Логично, что Вольфганг Акунов затрагивает здесь тему преемства византийского наследия. Выводы его однозначны: Именно в качестве последнего Православного Царя - хранителя и покровителя Православной Веры - Московский Великий Государь-Самодержец являлся единственным законным преемником восточно-римских автократоров-василевсов. Большое внимание автор уделяет Ордену Святого Иоанна Иерусалимского, знаменитому Мальтийскому Ордену. Вольфганг Акунов четко обозначает внешнеполитический аспект "мальтийского проекта" императора Павла I.

Речь шла, пишет автор, о создании международной легитимистской Лиги, христианской, но внеконфессиональной, противостоящей революционному движению французских масонов, грозившему захлестнуть всю Христианскую Европу. Масонские круги не могли допустить подобного, и Царь-рыцарь пал жертвой петербургских заговорщиков, направляемых английским масонством. Несмотря на то, что книга Вольфганга Акунова посвящена западноевропейской Орденской традиции, она служит напоминанием, что и нам, рууским, как наиважнейшей ветви иафетического расового древа, духовно-воинская орденская традиция более чем близка. Так, опричнина Государя Иоанна Грозного, "черныве сотни" Минина и Пожарского, Тайная Антисоциалистическая Лига XIX века, черносотенные союзы ХХ века носили типично орденский характер. Мы убеждены, что в конце концов Православный духовно-рыцарский Орден, воинство Финальной Битвы, станет той цитаделью, в ограде которой будет явлен мiру Грядущий Государь. Новая книга Вольфганга Акунов - весьма весомый вклад в фундамент этой цитадели.

9. сентября 2007 г.

КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВ КРЕСТОНОСЦЕВ В СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ

Жизнь на Ближнем Востоке до Крестовых походов

       Поистине, не представляется возможным дать адекватное описание истории крестоносных государств на Востоке даже в самом сжатом очерке, не описав, как проходили сами Крестовые походы. Крестовые походы, это крупнейшее совместное предприятие Западной Европы, явились колыбелью большинства духовно-рыцарских Орденов. Единственным исключением являлся Орден госпитальеров-иоаннитов, основанный еще задолго до их начала, не позднее 20-х гг. XI в., однако именно Крестовые походы оказали решающее воздействие на его превращение из странноприимного братства в военный Орден. Основанный в качестве благочестивого сообщества для ухода за паломниками и больными, он в силу обстоятельств превратился в рыцарский Орден, главной задачей которого стала длившаяся на протяжении столетий борьба против  исламского врага, нападавшего на христианские государства, образовавшиеся в ходе Крестовых походов. В этой связи необходимо хотя бы вкратце упомянуть и об историческом развитии территорий, возвращение которых под власть христиан являлось целью Крестовых походов.

      Прежде всего, попытаемся дать краткий абрис исторического развития государств и народов на Среднем Востоке. С появлением Магомета изменились весь ход истории и  весь облик Среднего Востока. Ислам как бы наложился на все предшествовавшие ему древние культуры и народности Востока, и, после  утверждения своего господства над ними, дал им новый Закон, изложенный в Коране. К тому моменту смерти Магомета (в 632 г.), он был уже повелителем всей Аравии. Его войска устремили свои взоры на Запад, намереваясь нести на остриях мечей учение своего пророка и туда. Омар, друг и советник Магомета, в 638 г. вступил в Иерусалим. К 700 г. вся восточно-римская (византийская) Африка оказалась под властью арабов. Через 11 лет арабы и обращенные в ислам берберы, (“мавры”) захватили обширные территории в Испании, а в 20-е гг. того же VIII столетия мусульманская держава – халифат - уже простиралась от Пиренеев до Индии.

      В завоеванных странах мусульманские завоеватели столкнулись с высокоразвитыми культурами, которые были сохранены завоевателями и использованы ими себе на потребу. Речь шла о древнейших в мире культурах, слившихся воедино благодаря влиянию древних греков и римлян, и позднее заложивших основу всей христианской европейской культуры. Один из крупнейших культурных центров Древнего Мира и раннего Средневековья располагался в Междуречье (между Тигром и Евфратом), другой - в Египте. Территории, расположенные между ними, являлись желанным яблоком раздора между господствовавшими на Ближнем Востоке державами. Это состояние могло оказаться для них чрезвычайно опасным в случае, если  бы Междуречье (Месопотамия) и Египет оказались под властью одной державы, проводящей единую политику. Во все времена, как тогда, так и ныне, Сирия и Палестина в такой ситуации оказывалась как бы между двумя жерновами. Сегодня мы даже не можем представить себе, насколько богатыми и процветающими были эта неоднократно перемалываемая беспощадными жерновами истории земли, некогда текшие, по выражению римского папы Урбана II, “млеком и медом”, поскольку хозяйство этих стран, вследствие многочисленных войн, не прекращающихся и поныне, пришло за последние столетия в глубокий упадок, причем оказалась практически уничтоженной древняя оросительная система, а население было поставлено на грань вымирания. В эпоху поздней Римской Империи в этой нынешней “святой пустыне” располагалось бесчисленное множество древних городов с сотнями тысяч жителей. Уже тогда в Сирии и Палестине существовали блестящие университеты - подлинные центры утонченного позднеантичного образования. В византийскую эпоху даже земли вокруг нынешнего Багдада были населены христианами - как православными, так и верующими, принадлежавшими к другим древним христианским церквям. Армения, Двуречье, Палестина, Сирия и Египет были землями, на которых раньше всего утвердилось христианство.

        Хотя исламское завоевание не обошлось без неизбежных в таких случаях жестокостей, новые владыки Переднего Востока довольно скоро приспособились к изменившейся ситуации и всего через несколько поколений полностью растворились в местном населении. До самого начала эпохи Крестовых походов на Переднем Востоке существовало бесчисленное множество мелких государств, не имевших между собой ничего общего, кроме магометанской веры и арабского языка. Этот официальный государственный и священный язык, на котором велось судопроизводство и был записан Коран, объединял все исповедовавшие ислам народы от Индии до Испании и превращал их всех в “арабов” - членов единой мусульманской общины - “уммы”, независимо от происхождения и даже разговорного языка. На Западе их всех именовали „сарацинами“ (по названию одного из мелких арабских племен, известного еще древним римлянам и игравшего определенную роль в бесконечных войнах между Римом и Парфией, а позднее между Византией и Сасанидской Персией),  „агарянами“ (в честь Агари - наложницы библейского патриарха Авраама, или Ибрагима, родившей ему сына Измаила), или же  „измаильтянами“ (в честь вышеупомянутого Измаила, считавшегося прародителем всех кочевых племен Аравийского полуострова). У мусульман было то, чего тогда так не хватало Западу - чувство единства и относительно спокойного существования. На протяжении столетий мирной жизни во многих мусульманских, или сарацинских, землях культура достигла высочайшего расцвета. Жители мусульманских городов - потомки арабских завоевателей, слившиеся с насильственно исламизированным местным населением - стали настолько изнеженными, что предпочитали вести военные действия руками наемных воинов (преимущественно тюркского происхождения). Попытаемся теперь вкратце описать повседневную жизнь мусульман Среднего Востока в X-XI вв., то есть в период, предшествовавший Крестовым походам.