Фидаины и зинворы или бойцы армянского невидимого фронта

Фидаины и зинворы или бойцы армянского невидимого фронта

Жанры: Публицистика История

Авторы:

Просмотров: 95

Вольфганг Акунов
Фидаины и зинворы или
  бойцы армянского невидимого фронта.

        Да здравствует наша Армения-мать!

       Свободной должна ты, Армения, стать!

       Мы будем сражаться – пусть даже умрем,

       Но с нашей дороги мы не свернем!

       Мы связаны клятвой с родимой землей!

       За нее умереть – наш жребий такой!

       И в нашей груди не потушат свечу,

       Пока подлый враг предает все мечу!

       Из песни армянских фидаинов.

     

       Эта история началась очень давно. В разгар Великой (Первой мировой) войны, в 1915 г. министр внутренних дел Турции, Талаат-паша, довел до сведения турецких властей на местах секретное правительственное решение "полностью уничтожить всех проживающих в Турции армян". В распоряжении предписывалось "положить конец их существованию, какие бы методы, вплоть до криминальных, при этом ни принимались", не обращая внимания на "возраст, пол и угрызения совести". Развязанный в соответствии с этим решением турецкого правительства геноцид проживавших на территории Османской империи армян (а во многих местах - заодно и греков) стоил жизни каждому четвертому из 6 500 000 армян, проживавших в описываемый период во всем тогдашнем мире.

       Лет за 500 до этого, в 1405 г., турки-османы начали свои вторжения в Армению – и к началу XVI в. вся Армения находилась под турецким контролем. Как и прочие христианские народы, находившиеся в подчинении у турок (как и вообще у мусульманских завоевателей в Средние века, начиная с арабов) армяне подвергались религиозному гнету. Тем не менее, они продолжали играть важную, если не сказать - ключевую роль в экономике страны (подобную роли, которую в других странах играли богачи еврейского происхождения). Так. например, на рубеже XIX-XX вв. самым богатым подданным турецкого султана был армянин-миллионер Галуст Гюльбекян (он же Гульбенкян) по прозвищу "Пилавщик", президент турецкой нефтяной кампании "Туркиш Ойл".

       В 1828 г. Персия (тогдашнее название Ирана) завершила свой долгий спор с османской Турцией о контроле над Восточной Арменией, уступив часть этого региона Российской Империи. Начиная с 1894 г. турецкий вариант «окончательного решения армянского вопроса» вступил в фазу планомерных действий. С началом Первой мировой войны этот план обрел реальные очертания. Согласно утверждениям турецкой стороны, его осуществление было ускорено фактами сотрудничества армян - турецких подданных - с Россией и западными партнерами последней по Антанте, выступавшими в войне как противники блока Центральных держав, в который входила и Османская империя. Справедливости ради надо заметить, что эти утверждения турок не были абсолютно беспочвенными.

       В ходе многочисленных войн Российской империи с Турцией (как, впрочем, и с Персией) в XVIII-XIX вв. местное армянское население в подавляющем большинстве своем оказывало русским войскам всестороннюю поддержку, в том числе и отрядами вооруженных добровольцев (см. хотя бы "Путешествие в Арзрум" А.С. Пушкина!), не говоря уже о многочисленных генералах, адмиралах и офицерах армянского происхождения на русской службе – достаточно упомянуть А.В. Суворова (армянина по матери), П.И. Багратиона (потомка изначально армянской царской династии Багратуни-Багратидов, позднее воцарившихся над Грузией под слегка измененным именем Багратиони), Цицианова, князя Мадатова, адмирала Лазарева, генерала Тер-Гукасова, графа Лорис-Меликова и множества других. Все это позволяло туркам воспринимать своих армянских подданных в качестве своеобразной русской "пятой колонны".

       Формально считалось, что армянские (как и вообще христианские) подданные Оттоманской (Османской) империи находятся "под защитой" султана (который титуловался даже "Хранителем Святого Гроба Господня" в Иерусалиме). Тем не менее, они считались как бы "подданными второго сорта". Их вынуждали платить дополнительные налоги, взимавшиеся только с христиан (джизья), их присяга считалась недействительной в мусульманском (шариатском) суде, они не имели права прилюдно осенять себя Крестным знамением, звонить в церковные колокола, ездить верхом на лошади и даже на верблюде, носить оружие и обучаться обращению с ним (хотя в отдаленных и труднодоступных районах туркам, естественно, было не так просто проконтролировать соблюдение этих запретов, чем в Стамбуле и других крупных городах), а кое-где даже обязаны носить одежду, отличавшую их от магометан.