Скифы: исчезнувшие владыки степей

Скифы: исчезнувшие владыки степей

Жанры: История Мифы. Легенды. Эпос

Авторы:

Просмотров: 83

Скифия — страна, простиравшаяся через всю Восточную Европу вплоть до дальних земель античной Ойкумены. Скифы принадлежали к племенам североиранской языковой группы индоевропейской семьи. Они были родственны сарматам, массагетам и сакам. Одни исследователи считают их потомками носителей срубной культуры эпохи бронзы, продвигавшихся начиная с XIV века до нашей эры с территории Поволжья на запад. Другие полагают, что основное ядро скифов вышло из Средней Азии или Сибири и смешалось с населением Северного Причерноморья.

Сергей Викторович Алексеев, Александр Александрович Инков
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Предисловие

Скифское золото… Величайшая ценность для многих музеев мира, предмет вожделений кладоискателей и восторгов любого ценителя прекрасного. Всемирно известные украшения, изящные творения неведомых мастеров «звериного стиля», покрытое драгоценным металлом оружие. Многократно воспетое писателями нашего века в стихах и в прозе. Сокровища давно ушедших из нашего мира, незнаемых большей частью по именам владык евразийской степи.

Скифские курганы… Величественные исполины, встающие над бескрайними равнинами степей. Не раз за свою историю потревоженные и осквернённые, ныне отлично изученные специалистами, — но всё так же представляющиеся таинственными и неприступными. Места последнего упокоения царей, для которых их подданные возносили ввысь громады заупокойных домов — и скромные усыпальницы самих подданных. Хранилища тайн минувшего, останков древнего народа — а многие века и его несметных богатств, привлекавших и алчность, и любознательность.

Скифские изваяния… Немые стражи, стоявшие древле на вершинах курганов и всхолмьях необъятной Скифии. Давно утратившие имя и смысл, обозванные «каменными бабами», — такова простота молодых народов, пришедших на место старых. Но всё ещё хранящие черты древних воителей, чья мощь держала в страхе многие страны Старого Света.

Скифия… Скифы… Названия, хорошо известные любому, кто знает и любит историю Отечества, но от этого не менее манящие ароматом тайны. Страна, простиравшаяся через всю Восточную Европу, раздвигавшая свои границы подчас до дальних концов античной Ойкумены, — и лишившаяся прежнего имени навсегда. Народ, хорошо известный античному миру, интересовавший и пугавший учёных эллинов, — и сгинувший под волнами истории почти бесследно. Так что новые люди, пришедшие на место прежних, могут лишь всматриваться в их историю, чувствуя в ней разом и своё, родное, родовое, — и явно чуждое. В этом странном ощущении, в этом чувстве — загадка той скифской «болезни», которая не раз охватывала умы России, побуждая искать её прошлое среди тайн сгинувшего племени.

Но и у соседей долгая память. Век за веком «Скифия», давно переставшая быть таковой, сохраняла своё имя у чужеземцев — пока не сменилась столь же малопонятной «Тартарией». А мрачный образ нависающих над «своим» миром «скифских орд» из глубин этой самой «Тартарии» и после того будоражил умы — только уже не российские, а западные.

А у нас откликались на чужой несправедливый страх, на чужие исторические мифы. И вот в кровавую пору революции Александр Блок пишет своих «Скифов», в первых строках которых яростно соглашается: «Мильоны вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами!»

Говоря серьёзно, с позиций исторической истины знаменитый поэт Серебряного века был не совсем прав, или совсем не прав. И об этом тоже стоит помнить. Во-первых, скифов едва ли можно назвать «азиатами». Блуждания древнеиранских народов вели их в основном в Азию — но и через Европу тоже, а скифы античных писателей жили в Европе веками. Во всяком случае, скифы точно не были монголоидами. Даже в глубокой древности «очи» их скорее миндалевидные, чем «раскосые».

Итак, скифы не были «азиатами», но и мы — не скифы. И едва ли «азиаты», но это вопрос совсем другой. Скифы говорили на языках иранской группы, являясь отдалёнными родичами славян по индоевропейской линии. О том, насколько они поучаствовали в славянской родословной (или в тюркской), идут давние научные споры. Кровь скифов наверняка течёт в жилах какой-то части славян (и не только). Но ставить знак равенства между славянами, испокон веку земледельческим народом, и степными кочевниками античной эпохи едва ли правильно даже с точки зрения одной культуры.

Ну и наконец, едва ли Европе стоило бояться именно «скифов», а «скифами» пугать Европу. Исторические скифы почти вовсе не угрожали античной цивилизации — за исключением нескольких греческих городов в Причерноморье. Даже там ни один крупный античный центр от скифов не пострадал — кочевников или отбивали, или договаривались с ними миром. Напротив, сильные государства Античности — Македония, Понт, Рим, Боспор — раз за разом наносили скифам поражения, тесня их и уничтожая их нарождающуюся государственность. Что же касается «варваров» Запада, германцев и кельтов, то до них скифы почти не доходили в своих походах. Напротив, — опять-таки, — тяжёлые удары нанесли по поздней Скифии германские племена бастарнов и готов. Удар последних оказался смертелен. Слабость скифов по отношению к Западу объяснялась в том числе и недостаточной численностью населения. Действительно, — на благо Римской империи, если и не всегда на поле брани, трудились «мильоны». А вот в поздней Скифии боеспособное население и правда насчитывало «тьмы» — то есть десятки тысяч. Впрочем, на этот казус поэта внимание обратили уже давно и по другому поводу…